?

Log in

Дума распределяла портфели:
Идалию Полетику – в комиссию по этике,
На легпром – Квизимодо:
Всё равно - где мы, а где мода.
Минюстом заведовать станет Нерон
Он
Запанибрата с Фемидой с давних времён.

Дровосек уйдёт на лесхоз,
Калигула – на дошкольное образование,
Солдата Швейка – в минвуз, пусть руководит
Наукой и всяким прочим знанием.

Соцзащиту прикроет Пол Пот,
Если народ не поймёт -
Ясно, куда он пойдёт.

Внутренними делами –
Пусть занимается Чикатилло,
Обороной - Атилла,
Хотя придётся тогда
«Оборону» сменить на «нападение»
Впрочем, давно пора,
Такое у главнокомандующего
Мнение.

Ирода – в детские омбудсмены,
Этому не впервой в крови по колено.
Ему поможет гаммельнский крысолов,
Зачем – понятно без слов.

Главой комиссии по помилованию
Сделаем Жиль де Ре,
Право же, нет у нас финансирования
Кормить пожизненных фрикадельками и пюре.

Мэдоффа поставим министром финансов,
Тогда на происки ЦРУ
Можно свалить все дырки в балансах.

Транспорт прикроет Иван Сусанин –
Он понимает
Какую роль дороги играют,
Если кругом враги.
Господи помоги.

Кстати, о господе – на культуру
Бросим товарища Торквемаду.
Он по духовным скрепам мастак -
Вобьёт их спереду, сбоку, и с заду.

А Минздрав - он уже подтвердил - будет рад
Возглавить Маркиз де Сад.

… Дума распределила портфели.
Народ поглядел
И сказал – ах у ели!
      Путин полезен Западу.  Даже необходим.Как известно,  при возникновении серьёзного внешнего врага приходят в действие подспудные силы в обществах, которым угрожают. Начинают избираться сильные лидеры – это то, чего ни Европа, ни Америка не видит уже как раз те самые лет пятнадцать.  Сейчас соберутся, перегруппируются, быстро решат экономические проблемы – не секрет что Штаты поднялись на Второй Мировой а продвинулись на Холодной – благодаря ВПК.  А тут всё стало тихо, мирно, они и свалились в полосу кризисов.
      В Штатах наелись демократами на престоле по самое дальше некуда, и уже зашевелились - конгресс выбрали такой, какого не было лет сто пятьдесят.  Европа («Но каков аромат!»)  почешется, почешется, а потом скрипнет радикулитом и найдёт людей уровня Тэтчер. И всё станет снова хорошо – только мир будет четрёхосным (Мы, Они, Китай и Исламский мир), вместо двуосной системы эпохи холодной войны. Больше будет шанс прокола каждой стороны (поди уследи за всеми противниками сразу), выше ставки, и Россия, верятнее всего, станет третьим по силе элементом этой системы. 
      И постепенно её съедят , вполне возможно, что и бескровно. Особенно если она разделится на Доуралье и Зауралье. Тогда  второе сначала станет автономным, а потом внезапно окажется плотно заселенным китайскими братьями по конфуцианству.  Доуралье либо выродится в Великую Северную КоРуссию (тогда может быть и захватят), либо, при наилучшем раскладе, таки повернет на европейский путь развития (тогда ассимилируют).  И не то чтоб мне было не жалко потенциальной потери нац идентичности под действием неизбежного  в этом случае импорта способов мышления и ценностей, но надо быть реалистом – глобализация есть, и кто сильнее, тот и диктует правила. Даже если бескровно.
      Так что наш президент, выпячивая своё укушенное крысой эго льёт воду на мельницу (эк я выражаюсь) мирового капиталистического интернационала. Которому пофигу (и это естественно, по самой природе капитализма) всякие национальные культурки, они только осложняют и удорожают производство и маркетинг. Идеал капиталиста – однородная масса потребителей которой можно продавать один и тот же продукт, крутить одни и те же ролики, слать одни и те же месседжи. 
      К тому и идём, и вопрос, собственно только в том,  какими потребителями мы в конце концов станем - узкоглазыми на полусогнутых,  смугло-чёрными в хиджабах и ваххабитках, или бодро-спортивными гуманитарно-толерантными.  За это и идёт битва. А те, кто владеет капиталом, они между собой так или иначе договорятся, и мы может быть увидим их разборки в квадровизоре. В виде криминальных сериалов. И всем будет хорошо, потому что патернализм, как показывает практика, успешно прививается даже на западный подвой, а уж мы с китайсами несём ген его принятия тысячелетиями.
      Процесс неизбежен (в силу развития коммуникаций, начатого в середине позапрошлого века), и необратим. Поздно пить боржоми, надо было останавливать бритов двести лет назад. А потом последовательно отстреливать Уаттов, Тревитиков, Хьюллеттов, Паккардов, Джобсов, Цукерманов и иже с ними. Тогда бы в каждой стране сохранилась своя пастораль.  А теперь она –пастораль, пастбище для баранов – унифицируется. Се ля ви. 
      Можно сопротивляться этому процессу пассивно,  создавать маленький тихий рай в отдельно взятом государстве, не входить в союзы и объединения (Швейцария долго держалась), и делать так, чтобы гражданам не хотелось ничего менять. А можно вызывать огонь на себя, задевая всех кто попадается на пути, и одновременно устраивать внутреннюю жизнь страны по самому отвратительному сценарию, так, чтобы и изнутри и снаружи всем хотелось всё изменить. Этим и занимается Путин. И добьётся он (в лучшем случае) именно того ассимиляционного сценария, что описан выше.
В шахматах это называется ловушка. Но Путин, боюсь, в шахматах ни бум-бум. Не по мозгам. Не стратег, что уже тут, не стратег. Убогонькой он у нас. Ну уж тут, как говорил Лосев,  «народ сам вполне достоин этого правительства». Которое, повторюсь, активно льёт воду на мельницу.
       Потому что думать наш народ никогда никто не учил. А сам народ думать не хочет.  Думание – это труд, а у нас любовь к халяве – 50% от того что не вода, в организме. Впрочем, что думай, что не думай – результат будет тот же, вопрос в количестве жертв. А может, большое количество жертв – это тоже хорошо, если смотреть с точки зрения теории социального дарвинизма. Но то что Путин процесс ускоряет, это точно.
      Плохо ли это или хорошо, зависит от кочки зрения. Если считать, что главное – мир, то  вот сейчас мы лихо, но с большими потерями проскочим стадию метаний без руля и ветрил и быстренько, просрав всё (не просрать не получится), примкнём к одной из трёх вышеперечисленных маркетинговых целевых аудиторий. Тогда, может, на этом сердце и успокоится на какое-то вермя, и наступит полоса мирного сосуществования. Потому что Китай с Муслимами точно не споётся в ближайшем будущем.  И будет хорошо.
      Если же считать национальную самобытность определяющей ценностью, то плохо. Потому что тогда нам надо чтоб нас не трогали. Надо развивать внутреннюю экономику, чтобы кормить внутреннюю науку и культуру («Задачи философов - умно созерцать истину и передавать ее всем прочим; задача рабоче-крестьянского класса - кормить себя и философов, и воплощать, осуществлять идеи... Рабочие и крестьяне от природы не могут созерцать идей, они должны подчиняться тем, кто умеет их созерцать; они кормители монахов и послушники аскетов-старцев».) Надо дать этой ничего не умеющей делать банде думателей думать и рождать идеи. Только когда у народа, страны, есть свои мыслители, учёные, её самость приобретает ценность в глазах мира, и мир начинает думать – отличный инкубатор, пусть себе живёт как знает! В противном случае, безмысленная страна подлежит культурному (посредством военного или нет) поглощению.
Выбирайте, выбирайте путина. Только сначала определитесь – хунвэйбинская курточка, хиджаб, или бесформенная тишотка. Сарафанов не будет. Их порезали на пионерские галстуки в 1917-м.
Первый совал евреям (израильским, сразу после второй мировой) в нос Штрауса. Ему сказали - не надо, не поймут. Он настоял. Его встречали молчанием. Он продолжал играть Штрауса в каждом зале. На него напали. Он отбился, закрыв - рукой - инструмент от железного прута, и кричал - "Стреляйте, стреляйте в него!" (нападавшего). Естественно, никто не выстрелил, и никто никого не поймал.

Person2_1



Второй, знавший только мать, уроженку Черниговской губернии, поддержал захват Крыма и войну на Украине.

Person2_2

Третий настолько убедительно обгадил образ итальянца в кино, что, когда ему собирались дать почётное итальянское гражданство, многие итальянцы (не только Берлускони, который сам внёс посильный вклад в негативное восприятие итальянцев) протестовали.
Person2_3

Похожи, правда? При этом один входит в категорию "гениальные", второй - может не "великие", но по крайней мере "исключительно талантливые", третий, который про кулинарный техникум, как минимум "очень талантливые". Странно всё это.

Не прокатит

Путину не удастся сделать то что он хочет. Потому что, например, Гитлер 15 лет потратил на ВОСПИТАНИЕ целого поколения детей которые потом пошли нах остен, сжигать русские деревни и топтать украинский чернозем. Он, Гитлер, разговаривал с ними непосредственно, а не только целовал в пупок каких-то случайно подвернувшихся простерилизованных до кишок мальчиков. Он создал (обеспечил создание) для них крутой эстетики, предложил массу настоящих мальчишечьих развлечений – авиамоделирование, походы, обучение стрельбе, бесконечное разнообразие кружков, спортивных секций, тусовок. О, дети были счастливы! Мальчишки, которыми интересуются на самом верху! Форма, парады, клятвы, оружие почти доступно, им говорят – вы надежда нации! Они в центре, они красиво идут по главным площадям страны, они ещё безопасны и они дети, поэтому только редкий коммунист-антифашист соберется с духом бросить в них гранату, поэтому их родители с восторгом аплодируют стоя по сторонам. Впрочем, около 20 членов гитлерюгенда таки были убиты «при исполнении» - часто ровесниками противоположной политической ориентации.
В организации было множество уровней управления, и можно было сравнительно легко двигаться вверх по лестнице, заслуживая это продвижение. Нет, это совсем не то что вороватый, подальше от глаз людских, Селигер, с бесформенными тишотками, вялым месседжем, изначально гнилой, поскольку участники рассчитыавют на бабло – а человек, с юности рассчитывающий на бабло есть плесень, и это аксиома, поэтому не надо спрашивать «почему это?» А ножи? Выдать мальчишке красивое оружие – это купить его душу с потрохами навеки. Гитлер был параноиком. Но странно вдохновенным при этом. Он знал где стоит рискнуть. Он наверняка знал что «поступает плохо» - его воспитывала обычная немецкая мать, не проститутка, не драг дилер, не преступница, - но какой-то частью сознания верил что из этого «плохо» вырастет что-то хорошее для Великой Германии. Чушь, адова чушь, но он был пассионарен в этой своей безумной вере. Наш вообще не думает о том чтобы кому-то было хорошо. Он думает только о том как бы ему не было плохо. Это совсем разные мотивации. И люди это чувствуют, хотя и далеко не все могут объяснить.
Немецких мальчишек – гитлерюгенд - снимает Лени Риффеншталь. О как могущественно её кино, как эстетически выверенно, какая потрясающая операторская работа, какой безумно убедительный монтаж! У Путина нет Лени Риффеншталь. У него есть в лучшем случае унылый престарелый Михалков, давно помешавшийся Говорухин и бездарный Кара - проститутки от кина-тв, не способные создать свою, отвечающую времени эстетику и методы, поэтому пользующиеся устаревшими приёмами советской пропаганды – когда всё шито белыми нитками и диктор убежденно повторяет что черное это белое.
Оно работает, да. Но оно не ЗОВЁТ.
А самое главное. Гитлер, чтобы воспитать поколение захватчиков, выстроил идеологию – опять-таки заранее – что те, на кого он позже пойдёт войной – не люди. В нашей стране чтобы убедить русских что украинцы не люди, понадобится на одно поколение. У Путина к счастью нет для этого времени. Он уже перешёл рубеж за которым среднестатистический российский мужчина умирает. Если бы некая страховая компания решила застраховать Путина, то в его возрасте она бы выкатила ему сильно повышенную премию (это цена полиса).
И ещё, это ещё одно самое главное. Гитлер был стратег. Гнусный, чудовищный, но стратег. Жертва имбридинга, несчастный идеальный но несостоявшийся (не по причине ли антисемитизма?) пациент доктора Фрейда, жидковатый художник, поэт-графоман, он был стратег. Наш, с глазами как два пупка, утонувшими в дутых щёчках – только тактик.
Народ не идёт – всерьёз – за тактиками. Потому что чтобы пойти за кем-то нужно видеть дальнюю цель, и ради неё можно потерпеть лишения (пенсий, грантов, дорог и мостов...). За тактиками идёт только лисий хвост. Подтирая дерьмо, заметая следы, подбирая объедки. Фундаментально люди всё же здоровы. Их внутренний, часто довольно глубоко запрятанный здравый смысл останавливает их, иногда в последний момент, вопросом «А мне-то это на хрена?» И когда на этот вопрос не находится ответа, начинается внутренняя, обычно даже не видная самому себе работа. Бэкграунд процессинг, как в спящем компе. И человек отстраняется. Он не становится в оппозицию, нет, но он отстраняется от безумия.
И поэтому дело Путина не победит.
Док фильм о, в основном, эстонских событиях второй половины 80-х - начале 90-х, заодно рассказывающий кусочки того что было в Литве, Латвии, России.
Я помню как звонила в Таллинн, в панике. Танки в любимом прелестном игрушечном городе, как там Олевисте? Как там Толстая Маргарита? Звонила в гостиницу где мы недавно останавливались, спрашивала как там? Гордый голос с сильным эстонским акцентом сказал мне бодро - мы нормально, вы там в Москве сами держитесь!
Фильм, на мой взгляд, обязателен к просмотру. Кроме того он просто хорошо сделан.
К сожалению, выводы приводят в отчаяние. Наш народишко сильно похужал. Соответственно, вдвое сильнее похужали те кто служит в органах подавления. На бескровные революции на территории России сегодня рассчитывать не приходится.

http://www.amazon.com/Singing-Revolution-Estonian-Chorus/dp/B003PH3RY6/ref=sr_1_1?s=movies-tv&ie=UTF8&qid=1410289216&sr=1-1&keywords=singing+revolution

Как всегда, поедая на деке под закатным солнышком грилёванные сосиски, речь зашла о судьбах родины. Я знаю как правильно, это я стебаюсь от злости.

Приехал к нам в Зажопинск человек из России, совместные какие-то дела у него с командой, куда входит мой благоверный и жена одного из моих начальников. Это начальник мне и говорит тут приехал русский учёный, we had hard time explaining to him that it was not Ukraine that shot down that Malaysian jet. Я говорю – ну тогда этот учёный будет иметь хард тайм с моим мужем в поле, так как у меня в последнее время побудка не по будильнику, не по чашке кофе в постель, а по политинформации: муж приходит – «Знаешь что ещё эти м**аки сделали!?» и я встаю вертикальным взлётом.

Муж, поедая сосиски, риторически возопил – как может нормальный человек с высшим образованием верить всему этому потоку безумия который льётся на него из российского ТВ?

Знаешь, сказала я, вот представь себе человека – не того, кого мать грудью кормила под «Голос Америки», а обычного, среднего, стандартного человека. Он приходит вечером домой. До этого он работал, часов восемь, наверное, в закрытом помещении где кроме него находились другие, может быть, неприятные люди. Возможно, у него не всё получалось. Возможно, на него орал начальник, или он боялся что будет орать. Потом он ехал в метро, его толкали, на него дышали пивом, а ему тоже хотелось пива, а не отрыжки от него. И вот он дома. Он разогревает себе такие же сосиски, но не на деке где белки, а в кухне, и рядом у него молотит телевизор. И даже когда он в него не смотрит, он слышит что говорят – это же не как у нас, когда стоит отвернуться – информационный поток прерывается, чужая речь не удерживает внимание. Человек готовится к приятному, и не только к приятному – к удовлетворению самой фундаментальной нужды, самой звериной нашей потребности, извечной, неутолимой, и неотъемлемой от нас как белковых тел – к принятию пищи. Это самая нижняя ступенька пирамиды Маслоу, самая. И у него над головой нет начальника. Его не долбает пронзительный голос Мани из соседнего кубикла. Он предвкушает спокойный вечер дома. И на эту благостность ложится поток т.н. информации из телека. Как же не поверить? Именно поэтому реклама на радио так непопулярна по сравнению с рекламой на ТВ. Кто слушает радио? Водители на дороге – они работают, они злы, их подрезают, они подрезают, какая тут благостность! Все вокруг враги, и голос из радио – тоже не друг. Крановщики. Кто там ещё в одиночестве? А телек вечером – из него можно лить всё что угодно. Поэтому с 6 до 10 – это прайм тайм. Не только потому что это время когда люди actually сидят перед телевизором, но и потому, что у них «открываются чакры» - они воспринимают «информацию» с положительным настроем. Поэтому с 6 до 10 людям можно впарить что угодно – даже что 2+2=5. Что «чёрное это белое», «война – это мир», а «свобода – это рабство» (с).

Поэтому по-настоящему умные люди не держат дома телевизоров. Разве что как придаток к ДВД-плееру. Ну или блю рэю.

И всё-таки, как можно – поддерживать всё это в массовом порядке?

Очень просто. Человек приходит на работу/тусовку, и только он открывает рот чтобы сказать «Какой кошмар! Наш м**ак вот-вот развяжет третью мировую!» как на него дружно бросается радостный коллектив и орёт в двадцать глоток: «Ты слышал! Какой класс! Крымнаш! Крымнаш!» и человек испуганно затыкается, радуясь, что не успел. Он ясно понимает, что стоит ему сказать «Какие же вы все козлы!», как ему не с кем будет пойти на ланч, не с кем поболтать в курилке, а может его вообще уволят. Он взвешивает опции – быть до конца честным и идти по пути воина, или отодвинуть то себя этот Крым и сохранить человеческие отношения и рабочее место. Но поскольку человеку трудно обманывать себя всё время, он начинает искать внутренний компромисс, и вот, через неделю или две, он уже не видит в чём проблема-то? Наш, хорошо, будем ездить в Ялту - «Чтоб в пушку затолкать бычок, И в трюме посетить кафе и винный зал».

Я знаю по опыту, что такое путь воина. Это прежде всего одиночество. Одиночество, стойкость, независимость, готовность к потерям, полное неприятие поговорки про рака на безрыбьи, resourcefullness, а главное – понимание зачем – вместе взятые. (Замечу мимоходом – нельзя жениться на женщинах, которые ходили этой дорогой. Впрочем, таких немного). Всего этого не бывает у среднего человека, когда ему надо выбрать между масштабными потерями и позицией по Украине. Поэтому он жертвует позицией. Даже если просто молчит. Российская история, с последовательным выбиванием лучшего генофонда, не представила условий для формирования значительного слоя людей, способных на путь воина. Зато «чем тяжелей наказание, тем им милей господа» относится ко всё большей части населения – потому что огромное число людей ничего не производит, не представляет собой никакой самостоятельной экономической ценности, а относится к сервису – то есть, «холопскому званию». Развалилась контора – человек голодает. Он, с целью выживания, дожен смотреть в рот вышестоящему. Тот – ещё более вышестояшему. И так по цепочке. Точнее, по пирамиде. А наверху сидит тот самый м**ак «с глазами как два пупка» (с) (эту метафору Начальника я не забуду даже в альцгеймере).

Великие люди были дервние египтяне. Символ пирамиды настолько всеобъемлющ, что можно только гадать как они допёрли до этого пять тыщ лет назад.

Российский китайский календарь застрял на одном годе – годе крысы. Потому что есть люди, которые строят свою жизнь по более или менее великим образцам жизни, истории, литературы, – кто-то хочет быль как Александр Македонский или Джеймс Бонд, кто-то – как Сталин или наоборот, махатама Ганди и Мать Тереза, кто-то – как Базаров или Павка Корчагин. А наш м**ак с глазами как два пупка строит свою модель жизни по образцу серой крысы из охтинского подвала. Это надо прочувствовать как следует : для политических решений образец у нас – охтинская серая крыса. Напомню. Будучи даже еще не подростком, белобрысый мальчик Вова в компании другой охтинской шпаны, скорее всего в подвале хрущёвской пятиэтажки, где всегда протекали трубы и воняло фекалиями, загнал в угол серую крысу. Как он вспоминал потом, крыса, загнанная в угол, в отчаянии встала на задние лапы, и, размахивая хвостом, скаля зубы и топорща усы, пошла в атаку на будущего президента всея Руси. Вынести он этого не смог и позорно бежал. В результате, за всю последующую жизнь, за весь периодс тановления харктера, видимо никто и ничто не впечатлило Вову сильнее чем пример небольшого, в-общем, невзрачного животного. С тех пор он строит свою жизнь, свою личность по образцу этой крысы. Он действует по её примеру во внутри- и внешнеполитических обстоятельствах. Эта история довольно давняя, и, если президенту шестьдесят, то значит случилась она полвека примерно назад, ну плюс-минус. Значит, трудно предположить, что что-то изменится, в таком возрасте проходить ломку всех ценностей довольно необычно. Поэтому в России уже пятнадцатый подряд год -- год крысы, и, в-общем, на ближайшую перспективу года какого-то другого животного вроде не видно.

Если не найдутся люди, которые смогут подправить китайский календарь. Но пока таких людей нет и не предвидится. И год крысы в календаре – наша реальность. И правда, кто мог бы – и как – решить проблему? И, что более важно – кто может реально прийти на его место? Посмотрим взад: были ли когда-либо в России симпатичные революционеры или те кто требовал реформ? Разве что декабристы, да и о тех разное говорят – ну, кроме того что были у них понятия о дворянской чести, вот и всё. Нигилисты? Разночинцы? Да упаси господь от таких на верхушке. Потом пришли новые революционеры – и фамилия Гапона стала нарицательной. Ну а потом уже был всегда живой, жёлтым вялым хером лежащий до сих пор в центре России . И по сравнению с ним другой белоглазый п**доблюй, Николашка, п/оказался чуть не святым.

И что делать, делать-то что? А дустом. Верное средство против колорадских жуков. Давным-давно пора – чтоб Лига Наций открыла все границы «как ворота в Кремле», на полгода, и сказали бы всем – уезжайте, а то плохо будет. А потом закрыли бы снова – и дустом, дустом, дустом всю территорию, да так, чтоб лет сто на ней могли бы выживать только китайцы. Разбегутся тогда русские по миру, станут как евреи, диаспорой. Одомашнятся в других странах, научатся гуманизму и манерам.   Exile помогает отфильтровать шлак. Поэтому, когда можно будет, станут те будущие русские, как евреи, с нуля строить новое российское государство – те, кому это надо, те, кто знает как и зачем. А поскольку таких будет – это ясно – немного, большая часть территории окажется заселена нашими братьями по конфуцианству. Чем, может быть, удастся предотвратить глобальную войну, к которой Китай давно, нешумно, и упорно готовится.

Почему мне и тоннам более умных людей приходится обо всём этом думать? А всё потому что – правы были гнусные пропагандисты из нашего детства – капиталисты – в массе своей люди без совести, безродные, по сути, космополиты. Принцип «Выше прибыли – только честь» давно и прочно забыт во всём мире. Ну почему сияет русскими буквами сайт КЛМ, предлагая дорогим россиянам полёты в Париж за меньше чем триста баков? Почему понтовые, казалось бы, французы (неужели не хоцца реванша за 1812?) мусолят тему корабля, а не говорят спокойно, разрывая контракт – «Хрен вам!»? Почему менжуется Европа, даже понятно – газ, но неужели это настолько неподъёмно что стоит достоинства ВСЕХ европейских наций? Неужели не могут главы стран ЕС сказать своим народам – «Всё плохо. Альтернативы две: или мы продолжаем, туго затянув пояса, себя уважать, или мы твари дрожащие, хотя и сытые». Нации поймут. Они и не такое понимали. Но почему-то молчат короли и президенты. Наверное, им пофигу достоинство. И это очень грустно. Глобально, бесконечно грустно. Неужели придётся ждать водородной энергетики чтобы слезть с российской сырьевой иглы?

I wonder, does he keep rat’s portrait on his night table?

Надёжней - молчание

Кто владеет словом тот владеет миром. Христианская церковь, вооружённая прежде всего устным словом, и уж потом - методами инквизиции, таки завоевала больше личностей чем какая-либо страна когда-либо имела населения в своих колониях.
Слово - это действие. Человек слышит слово из источника которому доверяет - и идёт на войну. То, что он доверяет неправильному источнику, всегда ошибка тех, кто считает этот источник неправильным. Это те, кто считает себя правыми, не смогли обеспечить этого абстрактного человека информацией в доступной, ясной и понятной форме. Некоторые из тех, кто считает себя правыми, в частности те, кого считаю правыми я, брезгуют снисходить до низких форм коммуникации, и - проигрывают. До негров, например, лучше всего доходит рэп - они начинают подпевать, танцевать, становятся счастливы и готовы поверить свему что им скажут. Вот им и проповедуют в стиле "Христос был мессией и жизнь за нас отдал. Висел на кресте он и грустно вздыхал. Хотел, чтоб мы верили тому что он сказал. И умер, но всё же нас любить не перестал. Вознёсся на небо и оттуда глядит, грехи наши видит и от горя дрожит". Демократические пропагандисты 90-х профкуали электорат потому что пытались разговаривать с ним как с коллегами по лаборатории. Верили в интеллектуальный потенциал народа, и не хотели спукаться на уровень Кашпировского - «Вот, я заряжаю воду. Пейте её в течение следующей недели, и всё будет хорошо, потому что мы демократы так решили! А у кого не будет, тот дурак потому что не так хранил и вода протухла. Тогда слушай меня через неделю снова и стерилизуй банки как следует!» А действовать надо было именно так.
Профессиональные демагоги советских времён долго держали народ в состоянии дремотного паралича, веры в то что "Мы-лучшие", "За нами – будущее», что судьба у нас «Суровая и ясная», в отличие от неромантической и мутной судьбы жителей капстран. Не только репрессии, но и искренний энтузиазм низкоайкьёвых масс позволили развить промышленность, вывести хоть на какой-то уровень сельское хозяйство, и терпеть, терпеть, терпеть при этом, веря в некий свет где-то впереди. Убедительные пропагандисты кончились, совдепия рухнула.
Но появились новые. Кто владеет словом тот владеет миром. При этом чем безумнее слово - тем круче. Стивен Кинг даже не отдыхает. Он валяется в корчах зависти на куче мышиного дерьма в своём подвале, куда забрался чтоб соседи не слышали яростных воплей отчаяния. Просрать такой сюжет - предусмотрительно украденный натовской военщиной вскоре после аннексии Крыма малайзийский лайнер, теперь набитый б/у трупами и посланный упасть над воюющей Украиной чтобы скомпрометировать борющихся за освобождение бедного русскоязычного населения Украины от гнёта бандеровских банд! Какой лихой конспирологический сюжет! Какую охоту за катапультировавшимися пилотами можно описать! Бросай всё, Стивен, Америка не даст тебе такого вдохновения как даёт Россия гражданину Стрелкову. Ходи за ним, как Левий Матвей за Христом, записывай безумие, срывающееся с губ, и будет тебе счастье.
Оказывается, проводились исследования о влиянии языка воюющих сторон на исход сражений. Оказалось, самый эффективный – английский, он чётко указывает что, кто, куда, когда и пр. Сравниться с ним может только русский матерный, своей экспрессивностью элиминирующий даже нужду в точности. Забавно, но между Россией и Англией не было серьёзных войн – так, несколько морских стычек в районе 1806-7, да Крымская война середины позапрошлого века. Забавно, но как пишет Вики про знамениитое Балаклавское сражение, к концу его стороны остались на своих позициях (англичане составляли около ¾ воинов со стороны коалиции). Язык ли сторон определил исход событий, или что – но так оно было.
Слово – это и заговор, и наговор. Именно устное слово. Гораздо легче произнести чёрную гнусь чем написать её рукой или даже выстучать на клаве – придётся же потом посмотреть, прочесть. Бабки у подъезда на лавочке способны эффективно убивать словом. Гитлер своими выступлениями исковеркал целую нацию.
Устная речь – официально, ничто. Сотрясение воздуха. Она не преступление, она не доказательство, пока не задокументирована официально. Преступления типа «доведение до самоубийства» - одни из самых труднодоказуемых. А ведь там ещё и невербальный компонент.
Много лет назад грустный фотограф Карен сказал мне в курилке: «Говорить надо только тогда когда не говорить не можешь».
Хотелось бы чтобы на землю упало глобальное молчание. Чтобы люди потратили силы, время и эмоции на нахождение новых путей коммуникации, более ответственных чем устная речь. Потому что слово, передающееся в эфир – это оружие массового поражения, и в руках моральных питекантропов оно слишком опасно.
Впрочем, сгодятся и полумеры – например, соврал в эфире – получай электрошоком в речевой центр, и молчи 10 лет. Сработает?

Новодворская

Ушла Новодворская. Пал несокрушимый, кажется, бастион.
Где прочие? Мишка-прошка, опасаясь за бабло, слинял и растворился, как и было предсказано в тот же день когда он выскочил на экраны, как чертик из табакерки, с таким же глупым выражением лица. Одухотворённый красавчик Немцов, постарев и поняв что за детей-то-то, если не за себя, страшно, сегодня – член фактически несуществующего КС оппозиции, и пары других нановлиятельных политических организаций. Хакама.да, повязанная по рукам и ногам больным ребенком, не то что даже замолчала, а наоборот стала выдавать что-то малоприличное – например, является членом (sic!) Совета при президенте России по вопросам развития гражданского общества и правам человека – смешное название, правда? Но зачем оказываться первым учеником, всё равно непонятно. Узники Болотной, сочувствующие и прочие – линяют и отпадают, уставая, испугавшись, или просто разочаровавшись в идее и/или возможности ее реализации на Родине. Они не хотят приносить себя или свои семьи в жертву, ищут компромиссы и находят их. Мне эти их компромиссы не интересны, у меня есть свои.
Валерия Ильинична была свободной – ей было, по чёткой формулировке Маркса, нечего терять кроме своих цепей. Единственное, что она могла потерять – старое, больное, изуродованное лагерями тело. Поэтому она жила как хотела – свободной. Она НЕ ЖЕРТВОВАЛА собой – она просто жила в такой степени свободы, в которой должен жить каждый из нас, и которая большинству из нас недоступна по слабости духа, по не-готовности к жертве. Если она хотела назвать кого-то ублюдком, она называла. Ей нечего было бояться.
Пожилой поп в церкви на Сретенке в коротенькой проповеди сказал немногочисленным прихожанам: «Это ошибка – считать, что тело – наше наказание. Тело – это то, посредством чего мы исполняем то, что должны исполнить, и если наше тело мешает нам выполнять наши задачи – мы должны силой духа заставить его работать». Дух Валерии Ильиничны поддерживал работу её тела очень долго. Но оно наконец отказалось ей служить. Сколь бы материалистичными ни были мои взгляды на жизнь, в этом случае я не верю что личность исчезнет, растворится бесследно, потому что по сути она и была духом все последние тридцать лет – духом неотнимаемой свободы, чистой совести, несломленной воли, неискривляемых принципов. Она могла позволить себе жить без компромиссов с собственной совестью. Она боролась за то, чтобы так могли жить все.
Прощайте, Валерия Ильинична. Лично мне будет не хватать Вашего упорства, Вашего чувства юмора, Вашей саркастической усмешки, язвительного голоса. Вашей правды. Вашей бескомпромиссности. Вас.
It hurts. You know, it hurts, when after swinging from love to contempt to hatred back to love, pity, despair, bewilderment, and to disparagement again, you suddenly, against your will, against all your experience, all reasoning, find that under the thick ash, there still is a small, but stubbornly warm pile of burning embers: your – presumably – well buried love to your motherland. Astounded, you swipe the ashes off, and let the flames grow again, and your child, raised in the foreign country, somehow picks this strange love from you, and cherishes it, and becomes proud of her ancestors and culture left far away, on the other side of three oceans at once. You are a bit scared because you know what your motherland is, but it’s always good to come home, see friends, walk streets of the beautiful, ancient, mysterious, enigmatic, multilayered city with a toy-like, unique castle looking like heart with streets Vosdvizhenka, Mokhovaya, Borovitskaya, and Vasilievskiy Spusk running in and out like veins and arteries, working as heart, sucking in, spitting out people, fear, orders, money… You let it happen, even though “don’t trust, don’t fear, do not beg” was you motto for last three decades. And inevitably, you get your punishment. You know you earned it. You had to kill these embers as soon as you saw them. You should have been cool, and let past remain past, but you failed. So don’t complain now, when you motherland, an old ugly obese whore, kills her harmless neighbor whose guilt was so small – just a wish for self-respect. You should have disowned her long ago, to save yourself from this feeling of devastating shame. If you did, you could at least say “they killed.” You did not, and now you have to say “we did it.” The worst thing is, this is the truth. We did it, we who still live where we were born, and we who left in search of comfort, freedoms, money, self-realization, or fun. We all did it because we used to swallow our puke when beaten, wax our own ropes when hanged, and spread the legs when raped. We, bearers of the great culture, children of those who saved the world 70 years ago, we failed to remember the mantra that our stupid teachers, not knowing how important their work was, tried to install in our minds: “Human – it sounds proudly!” We forgot it, chasing happiness, wealth, power. The problem is, some things are not to be forgotten. There are lines not to be crossed. “Those heading to it are mad, and those who reached it, suffer. Now you do know why my heart doesn’t beat under your hand.” “Our” heart doesn’t beat anymore because “we” has dissociated. But why it still aches? Uruk-Haven, my Uruk-Haven...


«He carved on a stone stela all of his toils,
and built the wall of Uruk-Haven,
the wall of the sacred Eanna Temple, the holy sanctuary.
Look at its wall which gleams like copper(?),
inspect its inner wall, the likes of which no one can equal!
Take hold of the threshold stone--it dates from ancient times!
Go close to the Eanna Temple, the residence of Ishtar,
such as no later king or man ever equaled!
Go up on the wall of Uruk and walk around,
examine its foundation, inspect its brickwork thoroughly.
Is not (even the core of) the brick structure made of kiln-fired brick,
and did not the Seven Sages themselves lay out its plans?
One league city, one league palm gardens, one league lowlands, the open area(?) of the Ishtar Temple,
three leagues and the open area(?) of Uruk it (the wall) encloses.

http://www.ancienttexts.org/library/mesopotamian/gilgamesh/tab1.htm

Latest Month

October 2016
S M T W T F S
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by chasethestars